75-летию Великой Победы посвящается!

 

Жива еще в потомках память тех героических времен…

Кишмахов
Эраджиб Заурбекович

1904 – 1980 гг.

Кто был в окопах, те – герои,

Остановившие фашизм.

Но тыл решительным настроем

Не меньший выдал героизм.

 

 Рассказ посвящается моему отцу – Кишмахову Эраджибу Заурбековичу – инвалиду первой группы по зрению.

    В период Великой Отечественной войны, за исключением периода оккупации, все оставшиеся дома в Карачаево-Черкесии мужчины и женщины, престарелые и дети рода Кишмаховых, все без исключения, работали в поле, чтобы снабдить воюющую Красную Армию продуктами, теплой одеждой. И мой отец – Эраджиб Заурбекович Кишмахов – верой и правдой честно работал на трудовом фронте.

   Когда началась война, моему отцу было 37 лет. Он, как и многие, был мобилизован и отправлен в город Ростов-на-Дону для прохождения военно-медицинского освидетельствования. Медицинская комиссия признала его инвалидом первой группы по зрению и отправила обратно домой. Дело в том, что однажды во время охоты ружьё при выстреле дало осечку. Руководствуясь намерением быстро заменить патрон, Эраджиб переломил затвор и откинул ствол ружья вниз. То ли капсюль сработал с задержкой, то ли в результате медленного возгорания порох воспламенился с опозданием, но в результате произошёл затяжной выстрел. Один глаз был выбит выскочившим назад из ствола патроном, другой же был поражен пороховыми газами. Пролежав несколько месяцев в больнице, Эраджиб был выписан, но остался инвалидом.

     Вернувшись в родной аул Псыж, Эраджиб Заурбекович вместе с односельчанами работал в поле. В августе 1942 года в аул вошли фашисты. Оккупация длилась с 16 августа 1942 года по 16 января 1943 года. Военные, расположившиеся в Псыже, состояли в основном из румын. Они никого не убивали, но забирали всё съедобное: мясо, молоко, яйца, кур… Заставляли детей чистить сараи, в которых содержались их лошади.

    Но вот с января 1943 года оккупанты «зашевелились». По всей линии фронта немецкие войска терпели поражение за поражением. Начали готовиться к отходу и румыны, расквартированные в нашем ауле.

    Однажды в январе 1943 года пятеро советских разведчиков, форсируя реку Кубань в районе аула, были обнаружены. Началась перестрелка, в которой четверо разведчиков были убиты, а один, как выяснилось потом, офицер – командир разведгруппы, был взят в плен. Его привели в дом отца, где жили румыны, избили и бросили в сарай, а отцу запретили его кормить и поить, сказав, что как только приедет немецкий офицер из разведки и допросит пленного, его расстреляют. Отец вынужден был тайно передавать еду через маленькое оконце на заднем дворе.

   Советский разведчик очень просил моего отца помочь ему бежать. Говорил, что Красная Армия вот-вот пойдёт в наступление со стороны села Курсавка и станицы Суворовской. Освободят и Черкесск, и всю область от немцев. Горевал, что очень обидно будет погибнуть в плену, не попытавшись даже бежать. Несмотря на то, что моему отцу в случае побега пленного тоже грозил расстрел, он согласился помочь разведчику. Вместе придумали план побега. Он был достаточно простым, но хитрым. Необходимо было как-то усыпить бдительность конвоиров. Рано утром отец с молчаливого согласия румын-конвоиров заставил пленного работать по хозяйству. Работали до позднего вечера. На следующий день всё повторилось, только теперь пленный, переодетый в гражданскую одежду, вместе с отцом погнал лошадей на водопой к колодцу, который находился за околицей недалеко от левого берега Кубани. Кстати, этот колодец после всех этих событий аульчане прозвали «Кишмаховским колодцем», это название сохраняется за ним и сегодня, хотя он заброшен за ненадобностью и им уже никто не пользуется.

   Так прошло три дня. Переодевание офицера в гражданскую одежду и ежедневный водопой лошадей усыпили бдительность немецких часовых. Они перестали обращать внимание на действия двух конюхов.

   Теперь оставалось только одно – в очередной раз во время выезда на водопой незаметно разогнать лошадей, чтобы они разбежались в разные стороны. Затем, делая вид, что собирают их вместе, осуществить запланированный побег. Так и сделали. В палки, которыми погоняли лошадей, заранее вбили гвозди. Лошади, получая болезненные удары, ускоряя бег, разбегались в разные стороны. За лошадьми, которые побежали ближе к реке, погнался пленный офицер. Постовые, стоявшие по обе стороны оврага, не обращали на них никакого внимания.

      Отец же поднял тревогу только тогда, когда пленный уже находился за рекой.

   Немцы открыли пулемётный огонь, но беглец уже переплыл Кубань и стремительно бежал в сторону недалеко расположенного леса. Отец видел, как тот невредимым скрылся в лесу.

    От расстрела Эраджиба Заурбековича спас румынский солдат, который жил у них дома, пообещавший немцам, что расстреляют его, когда будут уходить, а сейчас он нужен для того, чтобы присматривать за лошадьми.

    В ночь, когда немцы действительно уходили, мой отец спрятался в конуре своей собаки, которая стояла за домом возле сарая, и до утра просидел в ней в лютый мороз. От холода собака скулила всю ночь. А рано утром в аул вошли советские войска. В перестрелке был убит и тот румын, который практически спас моего отца.

    В тот же день 16 января 1943 года примерно в обеденное время к родительскому дому подъехала бричка, с которой спрыгнул радостный бывший пленный офицер. Оказалось, что он капитан Советской Армии.

    Отца как смогли отблагодарили: оставили немного продуктов, а главное подарили ему бричку с двумя лошадьми. При этом даже выдали ему справку о том, что «за помощь Красной Армии данные лошади и бричка выделены гражданину Кишмахову Эраджибу Заурбековичу командованием войсковой части и изъятию не подлежат».

    Когда после освобождения начали восстанавливать колхозы, отец вместе со своими лошадьми и бричкой снова вошли в состав родного колхоза.

Прошли годы, закончилась Великая Отечественная война.

    Тот капитан Советской Армии, которому мой отец помог сбежать из плена, длительное время вёл с отцом переписку, а один раз даже приехал вместе с семьёй в гости. Встреча, как принято на Кавказе, прошла с особым размахом, застольем, плясками и особым гостеприимством всего рода Кишмаховых.

    Были в роду Кишмаховых и те, кто ковал Великую Победу на полях сражений. Одним из таких был младший брат моего отца Осман Заурбекович. Стройный, красивый, высокий, один из лучших борцов и танцоров в ауле. К сожалению, он не вернулся с войны.

Но это уже совсем другая история…

      Цель данного рассказа не просто осветить один из эпизодов тех великих времён, а донести до нынешнего поколения правдивую историю о тяготах и трудностях военного времени, показать на отдельно взятом примере ежедневный подвиг нашего народа не только на полях сражений, но и в тылу. Привить молодёжи чувство ответственности перед семьёй, родом, страной и обществом в целом. Помнить о том, что наши отцы, деды, матери, бабушки, зачастую рискуя своей жизнью, стойко и мужественно перенесли все ужасы войны.

Вечная память всем погибшим на войне…

    Поздравляю ветеранов войны и тружеников тыла с 75-летием Победы советского народа в Великой Отечественной войне!

Желаю мирного неба над головой, здоровья Вам и Вашим семьям.

 

Председатель Черкесской местной
организации ВОС Лида Кишмахова

 

  Предлагаем послушать песню «Ромашка белая, лепесточки нежные» на стихи Виктора Сабодана исполняет Лида Кишмахова – дочь Эраджиба Заурбековича, героя данного рассказа. Песня может быть и не совсем подходит к теме сегодняшнего повествования, но звучит нежно, лирично, передаёт всю теплоту и гамму чувств, переполняющих автора.

 

 

 

ne$s thoughts on “75-летию Великой Победы посвящается!

  1. Какая прекрасная история о человеческом подвиге, о подвиге советского народа в лице простого человека. Благодаря таким людям, Советский Союз одержал победу в этой страшной войне… Спасибо вам за этот рассказ! Дай Бог здоровья и благополучия тем, кто жив и потомкам таких героев!

  2. Золотое поколение..Они
    создали державу и спасли будущие поколения от черной чумы и уничтожения…О них память на века……

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 5 =